Главная страницаОбзорыЛитератураКартыПоходы и поездкиИнформация о сайтеОбратная связьГостевая книга



В. Н. Ситников "Пережитое" (июль 1931 - декабрь 1931)


19 июля. Отпуск — с 1 по 17 июля — провел в Мос­кве у Кати[1], Жил в Всехсвятском. Два раза был у Ст[е­пана] Яковл[евича][2] в Лосиноостровской. Ездил туда впервые на электрическом поезде (многовагонный трам­вай).

Посетил всенощную в Храме Христа Спасителя. Был в театре Станиславского на опере «Богема». В кино смот­рел интересный американский фильм «Путешествие по Индии». В зоопарке видел орангутанга, шимпанзе, свернутого клубком питона. Купался в Петров-Стрешневе и на озере на Воробьевых горах. Обратил внимание на многолюдье московских улиц. С продовольствием в Москве много лучше, чем в Саратове.

У нас снова жара, плохая пища. Какая-то нудная тоска от монотонности и однообразия. Послезавтра на службу.

24 июля. Очень жарко. Виды на урожай понижаются. Живет только Москва, а у нас малоинтересно. Все заняты исключительно продовольственными вопросами и заготов­кой дров на зиму, каковых, по-видимому, не хватает.

В Германии происходят «крахи банков». Но вместе с тем она восстанавливает свой боевой флот.

3 августа. Германский дирижабль «Граф Цеппелин» со­вершил грандиозное путешествие от Ленинграда в Арк­тику и оттуда без посадки в Берлин. Воистину небо те­перь завоевано. По воздуху человек может покрывать зна­чительно большие расстояния, чем за то же время по же­лезной дороге.

Погода жаркая, урожай, по-видимому, средний.

15 августа. Появились яблоки, огурцы. Арбузы вы­даются в «закрытых распределителях». Картофель в сол­датском котелке — 2 рубля. С хлебом и вообще с продо­вольствием по-прежнему весьма скверно.

То и дело приезжают разные знаменитости вроде Бер­нарда Шоу[3], леди Astor или гр. Карольи[4].

Поражает плохое состояние Саратова: всюду пыль, тротуары разбиты до невозможности, асфальтовые мос­товые в дырах. Фасады домов обезображены. Полная беспечность о благоустройстве города.

26 августа. Урожай неважный, много зерна остается неубранным. Яблоки уже исчезают с базаров, арбузов в продаже нет.

Мое питание совершенно не упорядочено. Питаюсь бе­зобразно. Обедать негде. Дома приходится делать все са­мому: и белье стирать, и пол мыть, и чинить, и штопать.

На службе работаю с Ишкиным, Карельским, Лысовым, Бургановым, Гловачек. Получил премию — 50 рублей за маршруты.

Прочитал «Сцены из жизни богемы» Анри Мюрже.

7 сентября. Давно не было хорошего дождя. Урожай надо считать наполовину погибшим. Плодов и овощей очень мало. Прошедшее лето оказалось засушливым. В ближайшее время — тяжелые последствия.

Никогда не будет процветать страна, где все заботы, помыслы, желания, стремления жителей — исключи­тельно о хлебе насущном, о том, как бы прокормить себя, свою семью; где люди не могут удовлетворить свои духовные потребности.

Но нам подняться из чрезвычайной нужды и нищеты очень и очень трудно. Мы оторваны от делового мира, наш экспорт урезан, богатые страны нам отказывают в кредитах.

Положение усугубляется плохой организацией деятель­ности всех сфер хозяйственной жизни на обширной тер­ритории СССР.

18 сентября. По-прежнему без овощей и плодов. Кар­тошки, арбузов нет. По-видимому, продовольственный вопрос погряз в невылазной трясине.

На Западе шум: заседание Лиги наций, неповинове­ние в английском флоте, неясность в Германии. Только что подавлено восстание флота в Чили. Эти и многие другие факты говорят, что в мире происходит большое брожение.

25 сентября. Сегодня вечером +12°. Идет дождь.

Крупным событием стала военная оккупация Маньчжу­рии японцами. Английским банком прекращен размен фун­та стерлингов на золото. Это ударит по спекуляции.

Читаю К. Экли «В сердце Африки».

3 октября. Месяц начался пуском двух гигантов АМО[5] (25000 грузовиков) и Харьковского тракторного (75000 машин в год). Мимо этих событий нельзя пройти. Они заслуживают пристального внимания. Наша страна ста­новится на верный путь — индустриализации. Благода­ря этому в основной области промышленности мы по­немногу сможем освободиться от зависимости других стран. Теперь, конечно, нам станет легче жить.

Постепенно будут вступать в строй еще новые фабри­ки и заводы. Словом, мы вышли из мертвой полосы и понемногу разворачиваемся после пережитых тяжелей­ших испытаний.

Делается холоднее. А дров нет. Питание налажено плохо.

12 октября. В то время как на Западе кризис, идет перестройка политико-экономических отношений, созда­ются новые группировки (итальянско-германская и др.), наша цель — поскорее выбраться из нищеты, устроить приличную жизнь, постараться догнать передовые стра­ны. Заботы немалые. Работы — хоть отбавляй.

Не хватает рабочих рук.

На улицах Саратова невылазная грязь от разрушенных тротуаров и неочищенных улиц.

Продолжается снятие колоколов с церквей (Николь­ская церковь).

22 октября. На 84-м году жизни умер Томас Эдисон, чьи открытия и изобретения когда-то будоражили наше детское воображение, очень влияли на детскую психоло­гию. Помню, какой огромный интерес вызвал у ребят появившийся в России фонограф.

В комнате становится сыро, а дров достать трудно Плохо и с обедами.

На Западе особых перемен нет. Германия управляет­ся без парламента.

На днях был на концерте скрипача Эрденко[6].

Сарасате[7], Кубелик, Ауэр[8], Григорович[9], Блиндер[10]. Теперь Эрденко. Вот каких скрипачей я слушал!

26 октября. Сегодня +8°R. Вечером теплый дождь. С топливом дело налаживается. Пока получил ордер на обрезки с лесозавода. Обещают дать и дров.

Но тут — новые заботы: дымит печка, надо ее ремон­тировать.

30 октября. В Англии избран новый парламент. В нем громадное большинство членов партии тори. Исто­рия движется непонятными зигзагами.

Сейчас Франция — самое могущественное государство Европы — заключает какие-то соглашения с САСШ[11] — самой богатой страной в мире.

Мы же со своей социальной системой — в стороне.

На днях был в новом цирке. Произвел хорошее впе­чатление. Есть старые артисты: Никитин, Кольпетти.

Из моих родных вблизи только брат Николай.

10 ноября. Наступают холодки — вестники гряду­щей зимы. Встречаем ее плохо, без запасов. У боль­шинства населения мало дров; нет картофеля, капус­ты, огурцов и всего того, что раньше запасали на зиму. Хорошо только тем, кто прикреплен к столовым, где дешево и сносно кормят (партийные, учрежденческие и др.). У большинства жителей также нет обуви и ма­нуфактуры.

Зато вступают в строй гиганты — Магнитострой, Кузнецкстрой, Нижегородский автомобильный и др. Соору­жения этих гигантов, оборудование для них стоит гро­мадных денег. На наших лишениях страна превращается из аграрной в индустриальную.

В моей комнате пока не холодно. Не знаю, получу ли хоть воз дров на зиму. Днем — служба, а вечером — прогулки и ожидание сна — утешителя от всех хлопот.

20 ноября. Не холодно. Снега нет, на Волге ходят пароходы.

В стране колоссальная стройка заводов, фабрик, до­мен, домов. В Саратове на Соляной улице заканчивает­ся строительство 5-этажного дома для водников. На углу

Никольской[12] и Большой Кострижной[13] завершают стро­ительство 4-этажного дома для работников ГПУ[14].

Уже более двух лет не едим белый хлеб. Базары сей­час почти пустые. Там очень высокие цены. На днях я купил воз дров (плохой) за 50 рублей. Мануфактуры и обуви нет.

С церквей снимают последние колокола.

Живу без жены. Из-за этого неустроенность быта, много хлопот.

29 ноября. При полном бесснежьи ударил мороз в — 18 — 20°R. На Волге многие суда застигнуты врасплох. Их спешно — в гавани. Сегодня видел пароходы под на­рами.

Положение жителей страны незавидное. У большин­ства нет дров, не хватает керосина, питание плохое. Мануфактуры и обуви давно нет.

Зато газеты каждый день приносят вести о вступле­нии в строй новых заводов и фабрик. На них и ухлопали все наши достатки.

Я обедаю в правлении дороги — нелегально. В лю­бой день могу лишиться обеда.

Читая наши газеты, только на основании голых фак­тов можно понять: во всем мире происходят шатания. Везде — неустройства. Японцы с боями оккупируют Маньчжурию, не получая отпора со стороны других за­интересованных государств.

10 декабря. Выпал небольшой снег. Но санного пути еще нет. Волга стала.

Теперь, наконец, на улицах Саратова нет пыли, ко­торой в другое время года много от автомобилей.

В моей комнате прохладно. Утром +6, +8°. Ночь, то и дело просыпаюсь от холода.

Оклад мой (145 руб.) теперь совершенно обесценен из- за дороговизны продуктов. Зарплату за ноябрь до сего времени не получали. Это безобразное явление.

Читаю Зайцева — «Италия».

В Германии растет фашизм (Гитлер), в Англии пра­вят консерваторы.

17 декабря. Только сегодня выплатили за ноябрь. Это возмутительно.

22 декабря. Сегодня Солнце — в ожидании грядущей весны, новых веяний жизни. Пусть Свет озарит наши затхлые потемки, мою судьбу.

Работаем пять дней, шестой отдыхаем. На работе си­дим 6,5 часов.

30 декабря. По-прежнему живем, нуждаясь в самом необходимом: хлебе, мясе, масле, мыле, обуви, мануфак­туре, дровах, керосине и других очень нужных товарах и продуктах.

Если же что есть в продаже, то очень дорого. Обувь — 25 руб., масло — 7 руб., полбутылки молока — 1 руб.

А главное, что волнует, — мало надежды на то, что столь необходимые продукты появятся в недалеком буду­щем.

Газеты без конца пишут о «кризисе» капитализма, о голоде за рубежом. Если это так, то, значит, мы живем в эпоху роковых потрясений.

На днях был в цирке. Видел старого артиста Н. Ни­китина в ролях жонглера и дрессировщика лошадей.

Итак, мы вступаем в четвертый год пятилетки. Пос­ледний год завершения фундамента социалистического строительства.

Что он нам принесет — посмотрим.

Хочется все же надеяться, что грядущий, 1932 год,

возможно, улучшит нашу серую жизнь.

 

* * *

 

На этом дневниковые записи обрываются.


 

[1] Катя — Екатерина Николаевна Ситникова, сестра автора днев­ника. По профессии врач. Проживала в Москве.

[2] Славин Степан Яковлевич, дядя автора дневника.

[3] Бернард Шоу (1856 — 1950) — английский писатель. В июле 1931 г. он посетил СССР вместе с британскими землевладельцами. 16 июля в Москве состоялось чествование Б. Шоу в связи с его 75-лети­ем.

[4] Карольи (точнее Каройи) Михай (1875 — 1955), граф. В начале 1919 г. — президент Венгрии. После 1919 г. — в эмиграции.

[5] АМО — акционерное машиностроительное общество. 1 октября 1931 г. после реконструкции вступил в строй Московский автомо­бильный завод АМО. Позднее назывался ЗИС (завод имени Стали­на), после XX съезда КПСС — ЗИЛ (завод имени Лихачева).

[6] Эрденко Михаил Гаврилович (1885 — 1940) — скрипач, компо­зитор, педагог, с 1934 г. заслуженный деятель искусств РСФСР.

[7] Сарасате Пабло (1844 — 1908) — испанский скрипач и компози­тор. Славился как виртуоз.

[8] Ауэр Леопольд Семенович (1845 — 1930) — скрипач, дирижер. Профессор Петербургской консерватории с 1868 г. С 1918 г. жил в США.

[9] Григорович Карл Карлович (1868 — 1921) — скрипач, педагог.

[10] Блиндер Наум Самойпович (1889 — ?) — скрипач, педагог.

[11] САСШ — Северо-Американские Соединенные Штаты (ныне США).

[12] Никольская — ныне ул. Радищева.

[13] Большая Кострижная — ныне ул. Сакко и Ванцетти.

[14] ГПУ — Главное Политическое Управление.



Назад

 

Наверх

       

Категория: В. Н. Ситников "Пережитое" | Добавил: Пиромант (27.03.2011)
Просмотров: 619 | Комментарии: 2| Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 2
1 Михаил   (27.09.2011 01:23)
Читал всю книгу в бумажном виде, очень тяжелая вещь. Не знаю, как кто, но я был в подавленном убитом состоянии после прочтения дневника Ситникова. Так сказать реальная картина 20-30х, где нет никакого энтузиазма, известного нам по советским книгам и фильмам.

2 ДТ   (26.11.2011 20:43)
Михаил, я автор электронной версии дневника Ситникова и выполнил эту работу только потому, что энтузиазм революционный пролетариата и народа в тексте Ситникова чувствуется еще ярче, чем в советских фильмах. Я сканировал брошюрку, которую дал мне почитать член КПРФ, как яркое свидетельство того душевного порыва юной горячей крови миллионов, который вспоминается на каком-то генетическом уровне как. Революция. Когда читаешь текст Ситникова, чувствуется связь колебаний климата, международной обстановки, ситуации в стране, как это отражается на личной жизни Ситникова. Вся эпоха, преломленная в одной точке зрения, в чьем-то личном опыте, становится объективно осязаемой. Вспомнить только как Ситников поминает бога, когда в стране - трудные годы, и в личной жизни его худо, и как он восторогается большевиками, когда в стране налаживаются дела, и в личной жизни буржуазного интеллигента Ситникова, что полностью подтверждает тезис диамата: бытие определяет сознание... Не горел желанием помогать Стране встать на ноги. Ситникова, конечно, очень жаль. Воспитанный в мещанской среде, он не сумел приспособиться к революционным изменениям в России. Больно и за советский народ, не терявший вдохновение в борьбе за Мечту, когда, казалось, не только реакционные силы в стране, и иностранная интервенция, но и сама непокоренная природа пыталась обломать Человеку крылья. На фоне этой ощущаемой при чтении строк Дневника революционной Эпохи - особенно больно за оставшегося в стороне скучающего образованного человека, Ситникова, оставившего потомкам Документ, убеждающий тех, кто умеют смотреть на мир беспристрастно, в ничтожности всех пасквилянтов, пытающихся очернить эпоху, открытую Великим Октябрем.

Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017
Материалы | Мой профиль | Выход

 

Форма входа

 

Поиск