Главная страницаОбзорыЛитератураКартыПоходы и поездкиИнформация о сайтеОбратная связьГостевая книга



В. Н. Ситников "Пережитое" (январь 1930 - июнь 1930)


1930 год

 

  2 января. Живу бобылем. Так, видно, угодно судь­бе, чтобы я не был связан с женщиной. Евгения была как любовница. У меня к ней не было чувств как к жене. Жаль только, что лет мне немало. А в наших условиях трудно найти человека. Ведь теперь люди так разобщены.

Сегодня потеплело, снега достаточно. Благодаря чу­гунке в комнатах нашей квартиры нехолодно.

10 января. Тепло, хорошо. Вечерами видна луна. У нас на работе снова заговорили о «чистке аппарата». Наверное, этот вопрос скоро решится. Время для меня роковое.

22 января. Продолжается поход на кулаков. Создание колхозной деревни. В села направлены тысячи работни­ков.

24 января. Погода стоит умеренная. Снега не осо­бенно много.

30 января. Идет большой снег. Не особенно холод­но. Тусклая жизнь. Если б не Арлениновы, не знаю, с кем бы еще общался. Жена потеряна навсегда.

4 февраля. Еще выпал снег. Мороз. По-прежнему никаких перемен. Очень туго с продовольствием, недо­статок во всем — начиная с сахара и кончая хлебом.

Нигде почти не бываю, кроме Арлениновых. Хожу в кино. Работаю с Г. П. Мещеряковым.

6 февраля. Горсовет опубликовал постановление о зап­рещении колокольного звона. Факт большой историчес­кой важности. При царях колокольный звон был запре­щен у старообрядцев.

Итак, отзвенели русские колокола. Они не сделали мягче сердце человека. Не сумели разбудить его совесть.

Очень морозная погода, но снегу много. На службе идет реорганизация, будет сокращение штатов. Впереди — ничего хорошего. Можно жить только прошедшим.

14 февраля. Опять тревожное время. Хотя меня и ус­покаивают, но я, конечно, один из кандидатов на уволь­нение. Из-за своей глухоты, личных переживаний я уже не могу хорошо работать.

Продовольственный вопрос плох. Всего в обрез или нет совсем.

18 февраля. Погода нехолодная, тихо. На службе меня как будто оставили, хотя положение неопределенное.

21 февраля. Опять квартирный вопрос — вопрос пере­селения. На этот раз он, видимо, будет решен. Прокура­тура дала согласие на предоставление другой квартиры.

Словом, я накануне новых испытаний.

24 февраля. Ужасные переживания томительного ожида­ния новой квартиры. Скоро весна, мне будет уже 46 лет.

15 марта. Живу на новой квартире с соседкой Алек­сандрой Ивановной.

Но на душе тревога не стихает. На службе новое — говорят, что наш КрайТО[1] переводят в Союзхлеб. Так и идет ломка за ломкой.

Уход жены, переселение, теперь — вопрос со служ­бой. Мой брат Николай теперь живет на частной квар­тире, очередь за Борисом. Кто бы мог раньше подумать, что с нашей семьей так дико поступят! А то бы мы при­няли меры...

19 марта. Выпал снег. Подморозило. Пока нахожусь в КрайТО.

24 марта. На улицах грязь, темнота. Хаос, абсолют­ная неуверенность ни в чем, разрыв сложившихся отно­шений — такова атмосфера современности. Отсутствие и дороговизна многих необходимых продуктов дополняет нашу злую действительность.

Жизнь стала смрадной. Такое понятие, как «свобо­да», стушевалось. Ни о каких возвышенных помыслах нет и речи. Глушатся <...> естественные человеческие стремления к прекрасному, к культуре. Все принесено в жертву дикой, неприкрытой борьбе за существование, за удовлетворение самых насущных запросов самыми при­митивными методами.

В чем же выход? Ответить на это очень трудно. Каж­дый день приносит лишь разрушение старых накоплений <...> и мизерное создание новых неустойчивых благ. Не работаем, а буквально заставляем себя работать.

30 марта. Очень тепло. В тени +12°. На Волге вода. Необычайно ранняя весна, не сулящая для посевов ни­чего хорошего. Вечером был дождь.

4 апреля. Ранняя весна. Волга уже вскрылась, снег стаял. Идет сев. На душе неумолкаемая тревога. Что будет завтра — загадка для каждого.

На политическом горизонте неспокойно. Современ­ные государства-голиафы в поисках рынков. Они кипят, они — накануне решительных схваток. Война неизбеж­на. Неминуемо наступление эпохи великих катастроф.

16 апреля. Настроение самое мрачное: одиночество, на работе — неустойчивость. Тяжелые моральные усло­вия, глухота. Все это приходится осиливать в мои 46 лет.

Каждый день мне достается нелегко, с напряжением.

22 апреля. Третий день Пасхи. Сухо, солнечно.

...Любовь — сильное, неустранимое чувство, связанное с общим развитием человека. Чем человек выше по своему интеллекту, тем это чувство сильнее преломляется в его душе. Неудачи, любовные потрясения вызывают глубокие интимные переживания. Подчас такие пережи­вания приводят к трагедиям. Тому пример — самоубий­ство талантливого революционного поэта Маяковского[2].

28 апреля. Сегодня холодно. Ветер.

По службе числюсь переброшенным в Союзхлеб. За­кончена кладка рельсов на строительстве Турксиба[3]. Заключено торговое соглашение с Англией. Что оно нам даст — посмотрим.

2 мая. Сегодня сильный дождь, столь необходимый для роста зелени.

Царит ужасная дороговизна продуктов на базаре, а в государственных лавках нет продовольственных товаров. Все жалуются на лишения, трудности.

Открыт Саратовский государственный район электри­ческих станций.

10 мая. Тревожусь за работу в Союзхлебе, куда меня перекинули помимо моего желания и воли.

17 мая. Недавно виделся с Качуриным[4] после 18- летнего его отсутствия в Саратове. Вспомнили товари­щей, знакомых. Теперь Качурин работает в Госплане на­учным сотрудником.

Жарко, ветрено. Вода в Волге пошла на убыль. Бы­ваю только у Арлениновых (уже более 10 лет!).

Скончался Nansen[5].

24 мая. Пока погода благоприятствует... Во всяком случае, неурожай не грозит. Вечерами брожу по улицам. Кое-что читаю. Не забываю и English.

Опубликован французский меморандум о пан-Европе.

28 мая. Сухо, жарко. Виды на урожай снижаются. С этого дня хожу на работу в Союзхлеб. Не хотелось поки­дать Крайторготдел. Но переход на новое место — не по моей воле.

Завтра Вознесение.

31 мая. Тяготит отсутствие культурных людей, среди которых можно было бы забыться, найти утешение.

Позади у меня 46 лет жизни, впереди — туман.

5 июня. Новое испытание. Отнято пианино, которое стояло в нашей квартире чуть ли не со дня моего рожде­ния. На нем я самоучкой научился играть по нотам. Потом учился музыке, пению. Благодаря ему пробудился и развился у меня музыкальный слух.

И вот теперь это пианино отняли у меня грубо, по злобе, без стыда. Что ж, таковы нынешние нравы. На­верное, ни Бетховен, ни Моцарт, ни Вагнер и поду­мать не могли, что можно вот так забрать, вырвать ин­струмент у человека, который в течение более 30 лет тщательно ухаживал за ним, берег его и сумел сохра­нить до наших дней в целости, совершенно невреди­мым. И это — из-за любви к искусству.

Да, жестокие страницы раскрывает передо мной 1930 год.

10 июня. Хороший дождь. Виды на урожай улучши­лись. Вчера виделся с дядей Степаном Яковлевичем[6].

В стране идет подготовка к XVI партсъезду.

18 июня. Погода прохладная. Прошли дожди. Серь­езно заболел дядя Иван Яковлевич Славин. Как-то стран­но видеть его, одинокого старика, без детей, без близ­ких. Я был у него два раза.

Вступили в строй действующих Тракторстрой[7] и Сельмашстрой[8]. Посмотрим, удастся ли им сделать нашу жизнь легче и обеспечить нас хлебом.

Погода прохладная, прошли дожди.

В Румынии — король.

23 июня. После хороших дождей — весенняя свежесть. Будет урожай.

Живу исключительно службой. Свободного времени почти нет. В Союзхлебе с 9 час. 30 мин. утра до 6 часов. Прихожу домой в 8 час. 30 мин. вечера. Ничего не читаю. Был несколько раз у больного дяди Ивана Яковлевича.

24  июня. Скончался мой дядя Иван Яковлевич Сла­вин на 80-м году от рождения.

27 июня. Вчера дядю скромно похоронили. Рядом с его женой. Были родственники, а также его внучка и правнучка.

... *

Нет мануфактуры, мыла и еще многого необходи­мого.


 

[1] КрайТО — краевой торговый отдел.

[2] Владимир Маяковский застрелился 14 апреля 1930 г.

[3] Турксиб — Туркестано-Сибирская железная дорога, которая стро­илась в 1927 — 1931 гг. Соединила республики Средней Азии с района­ми Сибири.

[4] Качурин Леонид Евдокимович — надворный советник. До 1912 года работал секретарем в Саратовском губернском акционерном уп­равлении.

[5] Nansen — Нансен.

[6] Славин Степан Яковлевич — брат ранее упоминавшегося Ивана Яковлевича.

[7] Тракторстрой — имеется в виду Сталинградский тракторный за­вод, который вступил в строй в июне 1930 г.

[8] Сельмашстрой — Ростовский завод сельскохозяйственных машин.

* Неизвестные строки. Из дневника вырван лист, строки которого относятся к началу июля.


Категория: В. Н. Ситников "Пережитое" | Добавил: Пиромант (27.03.2011)
Просмотров: 583 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017
Материалы | Мой профиль | Выход

 

Форма входа

 

Поиск