Главная страницаОбзорыЛитератураКартыПоходы и поездкиИнформация о сайтеОбратная связьГостевая книга



В. Н. Ситников "Пережитое" (1929)


1929 год

 

3 января. Тают год за годом. Вот пришел новый год. Трудно сказать заранее, что нового он принесет нашей стране, но можно сказать определенно: некоторым лю­дям он принесет одно горе, лишения. Власть решила произвести чистку государственного аппарата, изгнать из него «чуждые элементы». Чистка эта своей тяжестью ляжет на нашего брата, интеллигентов со старым обра­зованием, старыми традициями, которые не примкнули к господствующей партии, не разделили ее взглядов. Вот с этими опасениями я встречаю новый год. Хорошо было бы, если бы эта чаша испытаний минула меня.

По вечерам играю в шахматы с сослуживцами. Серь­езное чтение в загоне из-за отсутствия соответствующей литературы. English оставил.

13 января. Нет свежих красок. Нет хорошего ветер­ка, который проветрил бы наше болото «строительства» и исканий нового быта. Просто не знаешь, для кого же» в сущности говоря, все это делается, так как ни у кого нет чувства уверенности в себе.

Жизнь Запада от нас скрывают по-прежнему.

19 января. Служба идет своим чередом, но неуверен­ность в завтрашнем дне по-прежнему не исчезает. «Со­кратили», «сняли», «вычистили» — вот теперь часто упот­ребляемые словечки.

Прочитал «Дни моей жизни» Щепкиной-Куперник[1]. Сентиментально-сладенькая книжонка.

1 февраля. Вчера был на опере «Риголетто». Музыка величественная. Народу в театре было немного.

Скоро мне будет 45. Возраст почтенный. А еще жить хотелось бы.

Прочитал кошмарную повесть Эренбурга «В проточ­ном переулке». Описывается полная ужасов жизнь Мос­квы. А ведь это правда.

6 февраля. О, эта обманутая любовь! Обманут, осме­ян, покинут. Почему же я так несчастлив? Чем я согре­шил? Какие законы нарушил? Чувствую страшную го­речь души. Кому я отдал себя? Черствой, самолюбивой душонке, изменившей мне чуть ли не на второй месяц после брака.

Сегодня был на оперетте «Корневильские колокола». Хороша Иванина.

Пока служу.

10 февраля. Приезжала жена. Тяжелый разговор с ней. Скончался мой начальник по Каз[енной] палате Н. Г. Дроздов[2].

12 февраля. Идет чистка госаппарата от «чуждых эле­ментов». Нет сомнения, что под этот элемент при жела­нии можно подвести всякого. Когда это совершится в отношении меня, точно сказать нельзя. Но каждый день надо быть к этому готовым.

Отношения с женой весьма натянуты. Также каждый день можно ждать ее ухода.

На рынке исчезли чай и мыло.

18 февраля. Стало теплее. Только — 10°.

Очередной стимул жизни — «чистка». Из Управления дороги, говорят, уйдут до 100 человек — старых спецов. Вот такими «достижениями» мы богаты. У нас теперь хотят по урожайности полей догнать западные страны. Но есть разные причины, способствующие повышению урожайно­сти в России. К тому же если сравнить нашего крестьянина с человеком Запада — с крепким германцем или голландс­ким крестьянином, то станет ясно: повысить урожайность русских полей до уровня европейских нам не по силам. Нужен долгий воспитательный процесс, чтобы европеи­зировать нашего мужика.

3 марта. На днях был на опере «Садко» Римского-Корсакова. Садко играл Бойко. Этой оперой отмечен 25-летний юбилей дирижера Макса Купера[3].

Читаю «Идиота» Достоевского.

Опять запах «чистки» аппаратов. Скверно. Троцкий выслан из России.

7 марта. Идет чистка «чуждых элементов». В Управ­лении дороги уволено больше 100 человек. Увольняют и из других учреждений. Лишают заработка интеллигент­ных людей, обрекая их на самые тяжелые лишения. Ли­шенным места нет никакой возможности устроиться. Да, жизнь стала безобразной, страшной.

С женой — полный разлад.

20 марта. Сегодня полгода, как я на службе. Это во­истину редкое явление для нашего странного времени.

23 марта. Читаю интересную книгу — «Приключения бра­вого солдата Швейка в русском плену». Правдивые описа­ния мерзостей русской жизни, неприкрытое их бесстыдство.

Сегодня кончилась первая неделя Великого поста.

Троцкий, этот недавний кумир толпы, за рубежом. Думаю, что он не последний.

30 марта. Скончался доктор Гомберг[4], у которого я раньше лечился.

7 апреля. Сегодня Благовещенье, солнечный, безоб­лачный день. Приехала жена, два раза были в оперетте.

У меня происходит резкое изменение слухового вос­приятия. Один день слышу очень хорошо, слышу обык­новенный, даже тихий разговор. Могу участвовать в со­вещаниях. Это вызывает прилив бодрости, радости. Вспыхивают надежды. Но потом вдруг слух очень сильно понижается, и я — под колоколом.

14 апреля. Снег еще не стаял. Улицы по-прежнему поражают своей хаотической грязью. Во всем нищета, недостатки. Власть абсолютно пасует, не предпринима­ет ничего для удовлетворения насущных запросов жиз­ни. Выдвигаемые лозунги и идеи не приносят ничего нового, нет сообщений, предвещающих о переменах к лучшему.

20 апреля. Сегодня выпал снег. Падает и тут же тает. Волга еще не вскрылась.

Нa днях мне исполнилось 45 лет. День своего рожде­ния провел с женой, которая пока живет в Саратове.

В политике — ничего нового, Идут годы, но все те же испытания и неустройства, которые в России вот уже 12 лет...

Ничего не читаю просто потому, что нет хороших авторов и хороших книг. Царит халтура.

26 мая. Читаю переписку Романовых[5]. Удивляюсь их хорошим супружеским отношениям, что, кажется, у людей, занимавших такое положение, бывало не часто.

31 мая. Проходит весна. Наша русская весна. В ней аромат сирени, ландышей и... грусть, тоска, и мне что-то грустно. Моя натура не довольствуется существу­ющим. Гляжу далеко... туда, в неизвестное.

«Род приходит и род проходит, а земля остается все та же». Это старое мудрое поучение Экклезиаста верно и поныне. Так, видно, сотворен мир, и человеку невоз­можно переделать его для торжества своих желаний.

4 июня. Засушливая, прохладная погода. Шансы на урожай понижаются. Разлив Волги громадный.

Ощущается острый недостаток хлеба, мяса, сахара, тканей, даже ниток. Имеющиеся товары сравнительно дороги.

Кооперирование ведется методом принуждения. В ко­оперативах увеличивают пай и отпускают товары только пайщикам. То есть продают товары только тем, кто пла­тит за них в виде пая добавочную цену. Это уже совсем глупо.

В Англии избран новый парламент. В нем преобла­дают консерваторы и члены лейбористской party*. Этот парламент будет либеральным.

У нас же — поход на кулаков, зажиточных крестьян в деревне, а в городе гонение (чистка) трудовой интелли­генции.

Читаю «Женитьбу Фигаро» Бомарше.

11 июня. Стоит засушливая погода. Волга пошла на убыль.

В Англии избрано министерство из членов лейбо­ристской party. Во главе Макдональд[6].

А пока у нас по-прежнему ничего нового нет. У всех одно стремление — удовлетворить самые насущные зап­росы. Это поглощает все время, энергию. Население устало. О каком-либо самообразовании, самосовершен­ствовании не может быть и речи.

Читать нечего, кроме газет.

15  июня. Прошли хорошие дожди. Урожай обеспе­чен. Сыро, прохладно. На улицах — хаос, грязь.

По-прежнему питаемся хлебом с отрубями, получаем минимальное количество сахара, чая. Словом, с продо­вольствием дело обстоит далеко не хорошо.

Царит дух «чистки аппаратов».

Религии, и в частности христианству, объявлена вой­на «насмерть». Таковы времена.

24 июня. Духов день.

Медленно ведутся строительные работы. На нашей улице прокладываются новые водопроводные трубы. За­канчивается строительство большого дома против Липок — для служащих банков. Что-то делают для сооружения железной дороги Саратов — Миллерово.

А в масштабах страны делается, конечно, гораздо боль­ше.

Но у страны, у населения — колоссальные потребно­сти. По сравнению с ними произведенные работы — лишь небольшая частица. При таких темпах нам, конечно, догнать Америку будет, пожалуй, невозможно.

30 июня. Скоро будет новая «чистка». Иначе говоря, изгнание из госаппарата последних «старых элементов» дореволюционной эпохи. У нас все объяты «энтузиаз­мом строительства». Но зато самые необходимые про­дукты питания — мясо, масло, яйца — непомерно доро­ги или их нет. А нормы выдачи хлеба, сахара крайне мизерны.

На днях прочитал роман Оливии Уэдсли «Пламя». Сейчас читаю о Шопене.

8 июля. Тяжелая жизнь сказывается во всем. Даже на улице, свободной улице, не видно хорошего настроения.

16   июля. С продовольствием плохо. Масла и яиц мало, и они дороги. Мясо и рыба — тоже не в изобилии.

Был в театре на гастролях московской оперетты. Ви­дел «Периколу» и «Лизистрату».

25  июля. История стала похожа на комедию. Не пой­мешь, какая же линия взята человечеством.

31   июля. Идут «чистки» партии.

15 августа. Идет любопытная партчистка. Все стараются показать свое пролетарское происхождение, изоб­разить себя преданными работниками, доказать идеоло­гическую выдержку.

20 августа. Очень засушливое лето. Дождя давно не было. В комнатах +23° — +24°R. Жена бросила службу в Ртищеве и переезжает ко мне.

1 сентября. Перелет цеппелин[7] Фридрихсгафен — Нью-Йорк. Это величайшее достижение техники, чело­веческого разума.

12 сентября. Прошли небольшие дожди. Стало све­жо. Небо покрыто тучами. И над нами, жильцами, на­висли тучи. После 36-летнего проживания в одном доме нас хотят переселить в другое место.

Евгения служит в Покровске.

19 сентября. Чудом продолжаю работать в Крайторге. Ежедневно боязнь быть выброшенным за борт.

С продовольственным вопросом дело обстоит плохо. В продаже нет овощей, мало масла. Хлеб выдается очень низкого качества по 300 грамм в день.

28 сентября. Продовольственные затруднения, война с «кулаками» в деревне, раскрытие массовых преступле­ний в учреждениях — все это не сулит ничего хорошего.

9 октября. Отношения с женой — нет хуже. Никогда не думал, что она может так сильно измениться к худше­му, несмотря на то, что защитила диплом врача.

20 октября. Все перешли на непрерывную неделю. Отдых на 5-й день без праздников.

Хлебозаготовки, перевозки, строительство — в цент­ре внимания. Недавно ездил в Пролетарский поселок. Там новые кварталы, проведен трамвай. Будут строить заводы. Вечерами большей частью бываю на службе.

В Афганистане новый эмир — Назар-хан.

25 октября. Вчера ко мне домой приходили с обыс­ком из УРО[8]. Ничего, конечно, не нашли. Не гнус­ный ли это донос?

Теперь острота жизни — в хлебозаготовках. На их по­чве происходят кровавые эксцессы.

Прочитал «Любовь Жанны Нэй» Эренбурга.

30 октября. Осудили «астраханщину» — 14 расстрелов, плюс «апреловское дело» — 5 расстрелов. Вообще судам много работы, так как число преступлений не уменьшается.

На днях слышал новый электрический музыкальный аппарат «Терменвокс» — изобретение инженера Термена. Оригинальные, красивые звуки.

Сегодня у меня день отдыха после 4-дневной работы.

31 октября. Смотрел редкий фильм «Охота на горилл в Африке».

7  ноября. Советской власти — 12 лет. Новый поря­док водворен твердо. Других каких-либо основ не может быть. На улицах демонстрации с красными флагами. Погода хорошая, солнечная.

16 ноября. Сегодня день отдыха после почти 10-днев­ной работы. На днях был в театре на злободневной пье­се «Ярость».

22 ноября. У меня все непрочно: и служба, и кварти­ра. И жена. Все можно потерять в один день и остаться совершенно одиноким.

8 декабря. Евгения оставила меня. Навсегда.

18 декабря. Коротаю зимние вечера в одиночестве.

21 декабря. Факт налицо: жены у меня нет. Дорого она мне обошлась за минувшие 5 лет (1924—1929). Сколько пришлось из-за нее пережить тревог, терзаний, тягост­ных ожиданий! Теперь этому конец. Встала на ноги — и до свидания!

Мне уже 45 лет с половиной. Я остался одиноким. К сему безотрадному факту я готовился давно.

30 декабря. Скоро и этот год исчезнет в потоке времени.

Политическая жизнь шла под флагом индустриализа­ции и усиления социалистического сектора (подавление частного рынка, организация колхозов, совхозов, гоне­ние на кулацкие элементы).

В технике — мировое достижение: грандиозный полет цеппелина: Берлин — Токио — Нью-Йорк — Берлин.

Будем ждать Нового года. Конечно, он принесет ряд изменений.


 

[1] Щепкина-Куперник Татьяна Львовна (1874 — 1952) — русская писательница, поэтесса, переводчица.

[2] Дроздов Николай Григорьевич (? — 1929) — статский советник. До Октябрьской революции был начальником отделения в Саратовс­кой казенной палате.

[3] Купер Макс Альбертович (1881 — 1959) — оперный дирижер. В 20-х годах работал в театрах Петербурга, Москвы, был профессо­ром Ленинградского института музыкального просвещения, препода­вал в 3-м государственном московском театре. В Саратовском опер­ном театре был дирижером в сезоне 1928/1929 года. 25-летний юби­лей театральной деятельности Макса Купера отмечался в Саратове 26 февраля в театре им. Н. Г. Чернышевского.

[4] Гомберг Григорий Леонтьевич (? — 1929) — частный врач (ото­ларинголог).

[5] Переписка Николая и Александры Романовых (1914 — 1917 гг.). Предисловие М. Н. Покровского. М. — Л. 1923 - 1927 гг. Т. I - V.

* Party (англ.) — партия.

 

[6] Макдональд Джеймс Рамсей (1866 — 1937) — один из основате­лей и лидеров лейбористской партии Великобритании. В 1924 и 1929 — 1931 гг. премьер-министр Великобритании.

[7] Цеппелин — дирижабль жесткой конструкции.

[8] УРО — уголовный розыск.



Назад

 

Наверх

       

Вперед

Категория: В. Н. Ситников "Пережитое" | Добавил: Пиромант (27.03.2011)
Просмотров: 609 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Материалы | Мой профиль | Выход

 

Форма входа

 

Поиск