Главная страницаОбзорыЛитератураКартыПоходы и поездкиИнформация о сайтеОбратная связьГостевая книга



В. Н. Ситников "Пережитое" (1928)


1928 год

 

4 января. Мое состояние безработного продолжается. Получаю пособие 17 руб. 75 коп. Кое-какая помощь же­ны — вот все мои средства. Сократили и брата Бориса[1].

Приходится бороться и за свою комнату. За всю жизнь такое переживать не приходилось. Стоят морозы — 23°, с ветром, в комнате холодно. Я или дома отсиживаюсь, или бываю у Арлениновых. Обедаю кое-как.

12 января. Нас, юристов, теперь не ценят. Выбра­сывают отовсюду, заменяя кем попало. Остается дожи­вать, так и не поживши как следует.

21 января. Жизнь дикая, нелепая. Взять, к примеру, нынешнее мое положение человека с высшим образова­нием. На бирже труда меня смешали в общую кучу с хулиганами, с подростками. Совершенно обезличили. Так-то. И это все во имя коммунизма!

Троцкого, Раковского и других выслали из Москвы.

30 января. Светлую комнату у меня забрали. Ходил к про­курору — напрасно. В городе — жилищный кризис, нужда в жилье огромная. Теперь живу в полутемной комнате.

6 февраля. Мне жалко жену. Мне с ней, наверное, не видать самого элементарного благополучия. Что же делать, когда происходит политическое гонение? Жизнь теперь безвыходная, полная неудач, лишений. О таком ли социализме мы когда-то мечтали? Который везде от­стаивали?

А что получилось? Взаимное истребление, забвение элементарных основ жизни, глумление над личностью. Куда ни суйся в поисках работы, везде нужны «свои» —  партийные, знакомые и пр. Какой-то заколдованный круг.

27 февраля. Работы нет, так как власть нанимает де­мобилизованных солдат из армии, минуя всех прочих. А тем более нас, интеллигентов. Что же остается? Жить, как Бог подаст.

6 марта. Пока еще холодно, тихо, ясно. Все как бы остановилось в своем шествии, о чем говорит неустроен­ность повсюду, масса безработных.

Европа к нам совершенно индифферентна. Отголос­ки ее до нас не доходят.

12 марта. Мы, интеллигенты, последний пласт ухо­дящего поколения — обреченные. Нас беспощадно выт­ряхивают из насиженных углов, чтобы дать дорогу но­вым людям. Не считаются ни с чем. Мы люди старой школы, по выражению «нового» пр. Луначарского[2]. (Как будто он сам родился 10 лет тому назад.)

Выбрасывают дико из учреждений, квартир, отовсю­ду, чтобы и духу нашего не было. Пожили, мол, и до­вольно. Кое-кто устраивается на нищенской пенсии, а большинство доживает свой век на жалком пособии по безработице или без него, ужасно бедствуя. Их жизнен­ный корабль терпит полное крушение.

Вот и я переживаю все «прелести» страшного сокра­щения.

Пособие уменьшили — теперь 10 руб. 50 коп. в ме­сяц. Поживи, попробуй оборачиваться на эти деньги.

20 марта. На улицах сугробы снега. Время от време­ни дует холодный North. Мое положение без перемен. А мне так хочется работать, быть полезным обществу. Никак не могу забыть несправедливое сокращение. Ведь кто меня сократил? Бывшие простые конторщики, ко­торые мнят себя администраторами, имеющими все права на верховодство.

Если бы я не мог работать, тогда другое дело. Но коль я имею знания, есть желание трудиться, я могу хорошо работать, то, право, мне становится обидно и даже не столько лично за себя, сколько вообще за личность. Ведь теперь у нас личность в любой момент могут просто по­прать некультурные люди, эти, выражаясь по-современ­ному, «совдураки»[3]. Как страшно попасть в зависимость именно от них, «совдураков»! Что же делать? Ждать, когда они уйдут или их уберут?

Но кто придет на их место? Может, такие же? Полу­чается прямо заколдованный круг.

Моя комната в нашей квартире — самая мрачная, хо­лодная. Нет света, уюта. Я плохо питаюсь, случайные обеды. Какое-то роковое сцепление наихудших условий жизни.

6 апреля. На улицах грязь. Живу на пособие и редкие подачки жены. Так долго продолжаться не может. Ясно, как Божий день, что гонение интеллигентных сил стра­ны коснулось и меня. А это уже вопрос нашей револю­ции.

15 апреля. Пасха. Сегодня я стараюсь не думать о ту­чах, которые на горизонте. На душе — сознание какой- то отрешенности от всего существующего. Моя душа как будто в большом саду, где никого нет, где солнце не палит, дождь не льет, но где все наполнено тишиной. И так хороша, так успокаивает эта дымка.

18 апреля. Сегодня мне исполнилось 44 года. Не имею ничего, кроме неприятностей. Все плоды моей деятель­ности, мои достижения нагло попраны.

Сокращение — тяжелый моральный удар для меня. Оно ставит ни во что знания, полученные мной за дол­гие годы учебы, службы. Да, очевидно, всегда следует помнить, где живешь, с кем приходится иметь дело, к кому обращаешься.

6 мая. Сокращен Я. С. Шендлер.

14 мая. Кругом отчаянная безработица. Это как-то странно для нашей эпохи «строительства».

Теперь в ходу новое слово — «самокритика». Но пока плодов ее не видно.

Заметно только, как жизнь кругом замирает. Наш го­род — без масла, без достаточного количества хлеба. Это показатель, яркий показатель регресса.

20 мая. Вот такая мысль: материя ограничена, дух же не имеет границ, пути совершенствования человека бес­- конечны в такой же степени, в какой бесконечен в сво­их стремлениях к улучшению всего сущего Бог.

28 мая. Почти каждый день дожди. Приезжала Женя на полтора дня. До сих пор не могу разгадать ее. Какая- то тайна окружает ее, многое она от меня скрывает.

5 июня. Весна по обилию влаги и зелени редкостная для Саратова.

Теперь, как никогда, сказывается неопределенность моего призвания. Не могу найти себе работы, да это почти невозможно. Партийцы, комсомольцы и деревен­ские выходцы позаняли все места. Надо что-нибудь пред­принять, невзирая на всяческие преграды.

16 июня. Грустные мысли владеют мною. Неудавшая­ся карьера, неудачный брак. Я — несчастный человек. Впереди — ничего. Власть как бы смеется надо мной. Сознательно не оставляет мне места в жизни. Факт гоне­ния налицо. А я не могу постоять за себя, бороться. Так в чем же выход?

22 июня. Я уже писал: провозглашен лозунг «самокри­тики». И вот идет раскрытие всех видов преступлений. Арестовываются прокуроры, судьи и всякие иные долж­ностные лица.

Но система, способствующая такому порядку, оста­ется без изменений. У власти буквально не хватает сил, чтобы раскрыть все гнезда, где засели преступники. Многие критические статьи в газетах остаются гласом вопиющего в пустыне.

В Москве Максим Горький ведет свои наблюдения. Но он рассматривает только показную сторону жизни. Впрочем, подождем его последнего слова.

Безработица, хлебные очереди, срывы на стройках дополняют картину наших неустройств.

Япония заняла Маньчжурию. Ввела войска даже в Хар­бин. Таким образом, выход в Тихий океан в этом райо­не для нас закрывается.

Личная жизнь без изменений. Начинаю терпеть серь­езные лишения.

26 июня. Везде бросается в глаза какое-то торжество самого грубого, самого пошлого мещанства. Вызываю­щие наряды женщин. Пивные, красные физиономии мужчин. Пьяная вакханалия мчащихся извозчиков. Раз­врат, преступления, насилия, грубое изымание у домо­владельцев «излишков» жилплощади. Гнет над живой мыслью и словом и пр., и пр. — все это свидетельствует далеко не о том, что наше общество развивается под флагом социализма.

Под социализмом « разумею прежде всего порядок, скромность и избыток интеллигентности. А наша жизнь наполнена стихией грубого мужланства со всей ее безу­держностью. И напрасно власти ссылаются на пережит­ки старого быта.

Словом, как и следовало ожидать, из большевика вырос «российский мещанин», как когда-то из якобин­цев — Наполеон.

Грустно все это, горько. Но таков, видно, неизбеж­ный ход времени. Ведь материализм и придуман мещан­ством, и живет для него.

Сегодня просился на службу в Крайфин[4], Пока ни­чего не вышло.

Летевший на Северный полюс Нобиле[5] подобран шведами. А Амундсен пропал.

5 июля. Жизнь идет очень медленной поступью. Нет особых строек, больших начинаний. Особенно туго при­ходится лицам интеллигентного труда. Много безработ­ных юристов, в том числе и я. В организациях устраи­вают демобилизованных и партийных. Наступило вре­мя, когда сказались мои студенческие сомнения и терза­ния по выбору карьеры.

Когда у власти очутилась теперешняя партия, мы, юристы, оказались не у дел. Будущее беспросветно. Сам не знаю, что дальше? У меня нет ни места, ни денег. Брожу по улицам. Философствую с безработными сото­варищами. Жена обещает скоро приехать — и только. О помощи мне и не думает. Надо на все махнуть рукой.

Когда же на моем грустном небосводе покажешься ты, Великое Солнце?

13 июля. Дальнейшее безработное состояние терпеть нельзя. Могу остаться ничем — перекати-поле. Предла­гают ехать в Балашов, Кузнецк, Камышин. Но где уве­ренность, что и там меня не постигнет та же участь, что в Саратове? Значит, нечего и думать об отъезде. Лучше ждать развязки здесь.

Была Женя, уехала в Сочи.

21 июля. Почти каждый день — сильные дожди. Опять хлебные очереди. Приходится занимать свое место с ве­чера. Хлеб достается с трудом. Зато пиво и водка в изобилии, без очереди. Дни проходят бесцветно. Недавно слушал оперы «Царская невеста», «Кармен», «Руслан и Людмила».

В нашей политической жизни — без перемен. Неус­тройства и трудности не изжиты. О жизни Запада дохо­дят самые скудные вести.

25 июля. К отчаянию безработицы присоединяется тоска отверженности. Моему настроению импонирует чтение книги Рене Бенджамена «Необычайная жизнь Оноре де Бальзака». Хорошая книга.

30 июля. Почти каждый день идет дождь. От этого зелень деревьев ярка и полна весенней свежести. Лето урожайное.

С каждым днем я все более и более обезличиваюсь. Ведь скоро год, как мне приходится нести это проклятое бремя безработицы и безденежья. Жена на курорте, ей не до меня, и надо подавить в себе глупое ожидание ее приезда.

Главная моя беда в том, что я юристом быть не могу. Скорее, я экономист, но приложить свои знания где-либо невозможно. Очень трудно теперь.

4 августа. Мой пессимизм находит полное оправда­ние. Эх, как больно душе...

15 августа. Сегодня целый день дождь. Небо хмурое, осеннее. На днях был в Госбанке. Предложили работу в отъезд — секретарем отделения. Колеблюсь... Впрочем, уехать всегда успею.

17 августа. Женя, видимо, сильно кем-то увлеклась. Только этим можно объяснить ее упорное нежелание пи­сать. Что будет дальше — сказать трудно. Хочется, что­бы ее слова «я твоя» были правдивы.

3 сентября. Отношения с женой налажены. Но... ни о каком чисто интеллектуальном сотрудничестве с женщиной в наших диких условиях не приходится и думать.

11 сентября. Прочитал роман Теодора Драйзера «Фи­нансист».

21 сентября. После резкого письма о необходимости разрыва жена ничего не пишет. Не радует и служба в крайторге, куда я временно поступил.

27 сентября. К службе в крайторге начинаю привы­кать. Приходится ходить на работу и днем, и вечером. Зато платить будут 100 рублей в месяц, как экономисту.

В воскресенье жду жену и надеюсь — с веткой мира.

2 октября. Приезжала Женя. Были с ней на опе­ретте «Жрица огня». Она очень довольна, что я уст­роился. Живет она особой от меня жизнью, никогда не откроет мне свои переживания. Чего другого мож­но требовать от современной женщины? Добродетель умерла, флирт с адюльтером стали обычным явлени­ем в наше время.

Личность, безусловно, должна быть выше этого.

17 октября. Мой рабочий день в крайторге до 11 ча­сов вечера. Оставили пока временно.

21 октября. Хотя меня временно оставили в крайтор­ге на 125 руб., каждую неделю меня снова могут выбро­сить на биржу труда.

29 октября. Пока нехолодно. Солнечные дни и лун­ные ночи. В природе так хорошо.

Я. С. Шендлер, с которым я проводил много време­ни, вел разные интимные беседы, уехал в Туркестан.

9 ноября. Был с женой в театре на операх «Евгений Онегин» и «Мазепа». Хороши басы: Соловьев, Шерепетьев и Каченовский.

10 ноября. Жена далеко.

15 ноября. Погода нехолодная. Пролили дожди. Пока служу на 125 руб. в месяц. Появилась возможность об­новить обувь. Починить одежду. А дальше... Тревоги за будущее. Да минуют они меня!

Живем под знаком «строительства». Но оно такое мед­ленное, что плоды его незаметны.

Заговорили о широкой концессии. Дух Запада от нас далек по-прежнему.

20 ноября. Как большевики ни стараются ускорить ход русской истории, но она стоит на месте. Разглагольство­вания, граммофонная наука, всякие иллюзии о...*, пла­ны не помогают. Живем в нищете. И нечего винить в этом старый строй: он далеко позади. И сколько бы тут ни кроили, ничего не поделаешь.

Исполнилось 100 лет со дня смерти Франца Шубер­та. Слушал у Казана по радио концерт, посвященный его памяти: симфония «Неоконченная», Венгерский и Военный марши.

29 ноября. Терзает меня роман жены с инженером А.

Не верю ее признанию, что все ликвидировано. Мне надо раз и навсегда забыть красивую моногамную друж­бу с женщиной, прелесть супружеской идиллии. Теперь царит вакханалия разнузданной чувственности.

3 декабря. Душа в смятении. Моя жена не женщина долга. У нее много эгоизма, меркантильного, нет прин­ципиальных моральных устоев. Она не устоит перед со­блазном.

10 декабря. Гостила Женя. Были с ней на операх «Де­мон» и «Баттерфляй» («Чио-чио-сан»). Последнюю оперу я слышал впервые. Понравилась сильная, проникну­тая экстазом музыка.

15 декабря. Приказом меня сегодня зачислили в штат. Будет очень хорошо, если все наладится. И учреждение хорошее, и дело живое.

29 декабря. Держится мягкая зима. Снега немного. Се­годня — 2°. На днях слышал «Faust» с Вальпургиевой но­чью. На службе благополучно. Пока. Но страшно гнетет боязнь — каким будет завтрашний день? Опасаюсь тяжелого кошмара. В общем, год заканчивается для меня благопо­лучно. Приветствую тебя, Новый год, Новое Солнце!


 

[1] Борис Николаевич Ситников — брат автора дневника.

[2] Речь идет о "просвещенце'' Луначарском. Луначарский Анато­лий Васильевич (1875 — 1933). Член РСДРП с 1892 г. Партийный и государственный деятель. Писатель, драматург, критик. Народный комиссар просвещения РСФСР (1917—1929).

[3] "Совдураки" — "советские дураки".

[4] Крайфин — краевое финансовое управление.

[5] Нобиле Умберто (1885 — 1978) — итальянский дирижаблестроитель, генерал. В 1928 г. руководил экспедицией к Северному полюсу на дирижабле "Италия".

* Здесь слово зачеркнуто автором дневника.



Назад

 

Наверх

       

Вперед

Категория: В. Н. Ситников "Пережитое" | Добавил: Пиромант (27.03.2011)
Просмотров: 482 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Материалы | Мой профиль | Выход

 

Форма входа

 

Поиск