Главная страницаОбзорыЛитератураКартыПоходы и поездкиИнформация о сайтеОбратная связьГостевая книга



В. Н. Ситников "Пережитое" (1923)


1923 год

 

6 января. Рождественский сочельник. Несмотря на яростную газетную травлю религии, сегодня все церкви полны молящимися. И кому же не почитать сегодняш­ний день? Ведь все лучшее, что вложено в человека, ощущаешь во время церковного стояния, когда наши чув­ства как бы очищаются от всего злого и скверного. В каком еще месте можно почувствовать такое?

Для каждого человека необходимо осмысление, оценка своих дел, самого себя. Иначе человек потеряет компас в жизни — внутренний голос его совести.

В материальном отношении стало лучше.

15 января. Одни неприятности. Опять без места. Как ни легка была бы для меня служба в Рабоче-крестьянс­кой инспекции, все же я со своим дипломом не про­шел через "конкурс врачей, юристов, инженеров и... просто коммунистов в матросских фуражках и с чубами на лбу". Конечно, удивляться теперь нечему.

22 января. Нахожусь без службы.

27 января. Оставили на прежней службе, но в другой должности. Но мое положение нельзя считать устойчи­вым, так как в любое время возможно сокращение.

Страшное безразличие и сознание бессилия гнетет меня. Только мысль о Боге дает мне утешение и надежду.

4 февраля. Вчера было — 18о, сегодня — 10о. Хлеб — 250 тысяч рублей за фунт при жалованье в 200 — 300 миллионов.

22 февраля. Гнет жизни, служба сковали мою волю и убили веру в спасенье. Но как все-таки приятно видеть молодое красивое женское лицо! Как заманчивы его чары! Неужели больше мне не видать женской ласки?

Под жестокой пятой русской нужды — тяжелая, гру­бая жизнь. Надо было получить соответствующее воспи­тание, чтобы это вынести. А человеку с культурным ба­гажом, со знаниями теперь очень тяжело.

9 марта. Несколько раз был в кино на заграничных картинах.

11 марта. Прошло 6 лет после отречения Николая II. Грозное, жестокое время. Никаких достижений...

Кажется, хорошо себя чувствуют только те, кто бла­годаря революции и анархии сумел устроиться около власти.

Чего можно ждать в дальнейшем? Мне кажется, без пробуждения здорового национального чувства и общей спайки прогресса не будет.

18 апреля. Прошел еще один год: мне 39 лет. Но как я уже стар! Ослабели желания... Пойду к Солнцу. Мо­жет, Солнце даст мне силу, бодрость, чтобы я мог перенести грядущие испытания.

26 апреля. Глядя на скульптурные работы Фидиев и Праксителей, дивишься, как Прекрасное, изваянное в древности, могло дожить до наших дней. И осталось Пре­красным. О, если бы и хороший человек мог всегда ос­таваться невредимым и быть всегда образцом для дру­гих, как эти произведения древности! К сожалению, мы нередко видим, как рано гибнут прекрасные люди.

На предприятиях перемен не видно. Господствует дух "сокращений и увольнений". Работа не идет вперед.

Читаю А. И. Куприна.

1 мая. Праздник. Толпы народа, красные флаги, ил­люминация. На праздничном фоне чувствуется апатич­ное, придавленное настроение. Не видно прежних возбужденных лиц, экстаза толпы. Революционная эпо­ха заканчивается. Вчера у меня были долгие беседы о религии с Якубовским[1].

Сегодня вечерняя прогулка с А. М. Перовой[2].

9 мая. Если бы можно было взглянуть на Землю с высоты хотя бы Солнца, то наши города предстали бы как еле заметные точки. А нас самих и не увидишь.

Неужели можно утверждать, что не существует Твор­ца Вселенной. Какой самообман!

Весна принесла большое оживление. На Немецкой[3]улице, как и раньше, полно молодежи, одетой куда оп­рятнее, чем в прошедшие годы. Экипажного же движе­ния почти нет.

Любопытны слова Троцкого: "Нам не миновать пройти или через тяжелые лишения безработицы или через войну". Конечно, война будет. Завязка ее уже налицо.

23 мая. Много шума вокруг убийства Воровского[4].

Читаю сочинения Н. Лескова. Очень хороши его ле­генды и сказания "Аскалонский злодей", "Невинный Пруденций" и т. д. Дает высокие образы христиан, христианского отвержения от богатства, христианской любви к женщине.

30 мая. На Духов день был в одной компании за городом.

28 июня. Патриарх Тихон[5] освобожден из-под стра­жи. Как произошло это освобождение и по чьему почи­ну, неизвестно.

Стоит жаркое лето. Дождя все нет. Опять повис воп­рос о возможном сокращении. Кошмар! Видно, в кру­гах городского интеллигентного мира идет борьба не на жизнь, а на смерть. Рабочих сокращают мало, так как опасаются лишней озлобленности. Поэтому многие пред­приятия убыточные.

Каждый вечер бываю в Липках. Читаю прекрасные произведения забытого Лескова. "Однодум" — какая див­ная вещь.

5 июля. Меня сократили. В последнем разговоре с начальством я заметил сильную ненависть ко мне как к юристу, интеллигенту.

Итак, я без места, а, значит, и без денег. Впрочем, сокращен и другой юрист — Крюков. Безработных — тысячи, мест — мало.

Читаю роман Лескова  "На ножах".

8 июля. Положение крайне тяжелое. Уповаю на волю Бога, надеюсь, он меня не оставит.

12 июля. Записался безработным. В открывающие­ся банки поступить очень трудно из-за обилия кандида­тов.

14 июля. Ищу место. Не помогают ни диплом, ни знакомства. Удивляюсь сам себе. С начала революции я шел в ее первых рядах, был известен чуть ли не как боль­шевик. А все те люди, которые тогда трусливо жались к стенке, не смея даже слово сказать, а не то чтобы быть борцами, теперь эти самые люди хорошо устроены, поза­нимали лучшие места. А я остался в стороне. Мало того, эти же люди не хотят помочь мне устроиться. Какая иро­ния жизни, какая досада! Печально видеть, как образованные люди остаются за бортом, лишены защи­ты закона.

17 июля. Прочитал роман Лескова '"Обойденные". Великолепно написанная вещь! По вечерам на прогулках мне сопутствует А. А. Рис[6], побывавший в германском плену,

22 июля. Живу без работы. Вечера провожу в Лип­ках. которые теперь ожили и полны прилично одетой публики. Здесь, в Липках, я часто вижусь с Я. С. Шендлером[7], бывшим адвокатом. Вчера был в кино. Смот­рел картину "Монна Ванна". Читаю Лескова, Поража­юсь его таланту с поразительной яркостью описывать жизнь всех слоев русского общества.

28 июля. День моего Ангела. Провел его самым про­заическим образом, побывав лишь в церкви. Курс денег продолжает сильно падать. Прочитал роман "Соборяне" Лескова.

3 августа. Чуть было не устроился в Управление же­лезной дороги, да все испортил какой-то коммунист из железнодорожной рабоче-крестьянской инспекции. Его-то и приняли на предназначавшееся мне место, А я за­числен кандидатом. Высшее образование для нашего вре­мени — ничто, протекция господствует над всеми наука­ми, культурными ценностями. Читаю роман "Некуда'' Лескова.

25 августа. Декреты пекутся как блины. Слов мно­го, а дел не видно. Живут, не думая о будущем и не заботясь о судьбе Отечества.

27 августа. Завтра Успение, но по новому календарюэтот праздник уже прошел.

3 сентября. Стоит сухая и жаркая погода, дождей не было почти месяц. Полнолуние. Вчера с А. А. Рисом и его невестой катались на лодке, были на "вышке" в Староречье и любовались дивным видом Волги.

В политике — никаких выдающихся событий. Рос­сия по-прежнему оторвана от Европы. Во внутренней жизни — переливание из пустого в порожнее и всякие декоративные несообразности. Рубль продолжает свое стремительное падение.

Читаю Мопассана.

9 сентября. Прошли дожди, стадо прохладно. В Рос­сии без перемен. Падение денег идет crescendo. И не знаешь, как выпутаться из этого ненормального хаоса.

5 октября. По вечерам одиноко брожу по улицам. Дружба с Арлениновыми надорвалась из-за скверного поведения К. Д.[8] Это не в мою пользу, так как негде проводить вечера.

В Болгарии — полный разгром коммунистов.[9] Чи­таю "Сильна, как смерть" Мопассана.

12 октября. У нас крупных перемен нет. Тресты и синдикаты объявили дешевую распродажу товаров. Но это не приведет к созданию устойчивой валюты.

17 октября. Нехолодный дождливый день. Весь ве­чер провел у славного вояки А. А. Риса. На магази­нах — бесконечные до смешного "скидки". Но поку­пателей, видимо, мало.

5 ноября. Готовятся к 6-летнему юбилею Советской власти. Сегодня хорошо провел вечер у Арлениновых, где А. А. Рис рассказывал про свои бесконечные по­хождения.

7 ноября. Демонстрация. Толпы организованного на­рода. Красные флаги, красные огни. Лужи грязи.Весе­лый девический смех. Молчащие церкви... Словом, все та же революция.

12 ноября. Опять зачастил к Арлениновым.И опять все ради молодых студенток.

В Германии идет сильная борьбаза власть. Положе­ние там крайне неопределенное.

14 ноября.Солнечный, теплый день.

16 ноября. Мы находимся и каком-то беспросветном хаосе. Только разговоры о "смычке" деревни с городом и о ножницах цен. А воз и ныне там.

Личная жизнь без перемен.

26 ноября. Был у Жени[10]. Она теперь на 4-м курсе медицинского факультета. Беседовал с ней об основах жизни. В общем, остался доволен ее вниманием.

6 декабря. Очень холодно. Скука. Да, воистину сча­стлив тот, кто найдет красивую душу женщины.

28 декабря. Год проходит. Замечаю зачатки каких-то грядущих тяжелых переживаний.

30 декабря. Уходит еще один год тяжелой поры. Рос­сия, отрезанная от всего мира, не имеющая нормальных сношений с другими странами...

Что даст грядущий год — сказать абсолютно невозмож­но. Взять хотя бы проблемы Германии, германской ре­волюции и др.

У нас атеистическая пропаганда, "штурм небес" оста­лись неудачными.

С надеждой на лучшее, с верой в себя я встречаю Но­вый год.

    
 

    
       

[1]  Якубовский — личность не установлена.

    
       

[2] Перова — видимо, студентка.

    
       

[3] Немецкая ул. — ныне проспект имени Кирова.

    
       

[4] Боровский Вацлав Вацлавович (1871 — 1923) — революционер, партийный и государственный деятель, дипломат, член РСДРП с 1894 года. 10 мая 1923 г. был убит в Швейцарии, в Лозанне, бывшим врангелевским офицером М. Конради.

    
       

[5] Тихон (Белавин Василий Иванович, 1865 — 1925) — Патриарх Московский и всея Руси. Благословлял духовенство и верующих ока­зывать помощь, в том числе церковными драгоценностями, голодаю­щим Поволжья. В декабре 1919 г. его арестовали. 27 нюня 1923 г. освободили из-под стражи. Советское правительство не решилось рас­правиться с главой Русской православной  церкви, так как знало: Ти­хону сочувствуют миллионы православных России.

    
       

[6] А. А. Рис — личность не установлена.

    
       

[7]  Шендлер Яков Савельевич — юрист, присяжный поверенный, товарищ автора дневника.

    
       

[8] К. Д. — личность не установлена.

    
       

[9] В Болгарии в сентябре 1923 г. было антифашистское восстание, охватившее  сю страну. Для руководства восстанием компартия со­здала  военно-революционный комитет. Правительство подавило вос­стание.  Компартия была запрещена.

    
       

[10]  Женя — Евгения Завершинская, студентка медфака Саратовского  университета. Была невестой В. Н. Ситникова, позднее стала его женой.



Назад

 

Наверх

       

Вперед

Категория: В. Н. Ситников "Пережитое" | Добавил: Пиромант (26.03.2011)
Просмотров: 557 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Copyright MyCorp © 2017
Материалы | Мой профиль | Выход

 

Форма входа

 

Поиск